Демон сидящий. Врубель

Демон сидящий. Врубель. 1890

Пятница. Конец рабочего дня

Осенний дождь не прекращался целый день, но к вечеру наконец затих. На улице промозгло и сыро. Еще не темно, но порывы холодного ветра и пасмурный сумрак не располагают к прогулкам на свежем воздухе. Немногочисленные посетители Третьяковской галереи в Лаврушинском переулке предпочитают поскорее оказаться в тёплом помещении музея.
Внутри более многолюдно. Иностранные туристы, студенты, семьи с детьми. Спрашиваю, где найти картины Врубеля, у пожилой смотрительницы в одном из залов. Ориентируясь по полученной карте, быстро прохожу по коридорам основной экспозиции и нахожу нужный зал.

Зал Врубеля

Большое помещение, полностью посвящённое произведениям только одного человека. При входе ряда три стульев. Можно присесть. Свет приглушен, но каждая картина освещена отдельно яркими светильниками. Возможно слишком яркими. Сделать хорошую фотографию без бликов обычной камерой на ipade становится непростой задачей. Медленно обхожу картину по широкой дуге в поисках лучшего ракурса.
Цвет красок меняется от угла зрения. Только что небо на картине было лилово-красным, теперь стало ярко розовым, сверкнул огненный всполох в алом закате на фоне горных вершин.
Какое впечатление должны были производить картины Врубеля, когда краски ещё были свежи и не потускнели от времени?
Видны широкие мазки словно не художник писал картину, а скульптор резал диковинный природный минерал, высекая каменные цветы причудливых форм и расцветок.  Совершенно иной мир, выполненный в индивидуальной манере автора с эффектом кристаллических граней, похожий на большой витраж. Яркое светящееся изнутри цветное стекло, заполнившее оконный проём в другую реальность.

Совершенное по красоте создание

Демон, заточённый в мире с каменными облаками и цветами-кристаллами.
Дух, как путник в пустыне мучимый неутолимой жаждой.
Жаждой свободы ТВОРИТЬ.

— Какая странная картина, он так видел? — слышу сзади голоса остановившейся рядом парочки.
— Художник был не в себе, — отвечает девушка молодому человеку.
— Да, — тихо подтверждаю я не оборачиваясь, — Врубель сошёл с ума.
Продолжаю фотографировать картину, делая кадр за кадром, чтобы потом отобрать из множества фотографий хоть одну хорошую.
— Неадекватно себя вёл, близкие клали его на лечение в психиатрическую клинику, — продолжает пояснять молодой женский голос у меня за спиной. – Неадекватный был человек.

Сделав очередную серию снимков с более близкого расстояния, решаю передохнуть. Сажусь на стул и начинаю механически пролистывать фотографии на ipade. Неадекватный… Странным кажется применение этого слова к гениальному художнику. В зале Третьяковской галереи.
В зале, целиком посвящённом одному только автору.
Неадекватный…
Нет, неправильно. Нельзя подравнивать непостижимое под адекватность.
Недуг душевной болезни, выжегший разум человека. Вот так будет правильно.
Пожалуй ещё поснимаю картину. С какого расстояния получается чётким изображение я, кажется, уловила.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: