Соль

Портфели старинной работы
О чём говорит в руке человека шикарный кожаный портфель старинной работы? О главном: человек не простой смертный, но вчерашняя величина в обществе, а портфель, без слов выдаёт владельца.
Базар военного времени в оккупированном городе не задавал вопросы:
— Ваша вещь? Как к вам попал сей замечательный предмет, кому принадлежал?
В один из зимних дней в доме появился портфель с двумя блестящими замками. Кожаное изделие интереса не представляло, но блестящие замки гипнотизировали работой: стоило преодолеть упрямство защелки на маленькой блестящей поверхности и что-то щёлкало внутри площадки, нашлёпка на петле вылетала из замка, открывая доступ внутрь портфеля.
Вот так и с памятью.
Бывает, распахнётся, как портфель. Дыхнёт на тебя запахом слежавшихся листков бумаги. Ты почитай. Вдруг пригодится что и теперь.

Хлористый натрий
Работников германских железных дорог из немцев военные дела не касались, хватало забот по обслуге транспорта. После какого-то времени пребывания на передовой военных отправляют в тыл на отдых, а работники стальных магистралей и в военное время соблюдали режим: восемь часов арбайтен – остальное отдых. Железнодорожный транспорт мирного времени работает по суточному графику с последующим двухсуточным отдыхом, а в военной обстановке «сутки пробыл в поездке – двое свободен» не всегда соблюдалось и при немецкой аккуратности.
Не расспросил при жизни отца, как работодатели соблюдали режим. Многое утеряно, но кое что из прошлого сохранилось.
— Что?
— Немецкие работники не чурались меновых операций с местным людом.
— Господин редактор, мои знания специфики работы на железке ниже среднего, но, думаю, каждому работнику железки хватает занятий по обслуге вверенного участка. Взять стрелочника и посмотреть на круг обязанностей:
а) ответственность за чистоту стрелочного перевода в любое время суток, при любой погоде, а равно за стопроцентную исправность лежит на нём,
б) в ночное время фонарь стрелочного перевода должен гореть и указывать на какой путь принимается состав,
в) стрелочник не обязан защищать вверенные стрелочные переводы, на то в военное время выделяется вооруженная охрана.
Стало быть обслуга железных дорог была не вооружена, много обязанностей на одного человека.
— Куда вписывать работников железки? Враги?
— Враг тот, кто вооружен и готов по команде лишить жизни всякого, немецкие работники железки не имели оружия, хватало дел на основном занятии, в военном плане ничего не представляли. Не годились на боевые действия, чем и стирали грань между собою и оккупированными.

Соль, соль, милая, родная, прекрасная, чудесная и золотая Соль, имя существительное мужского и женского рода одновременно! Хлористый Натрий — мужчина, Соль – женщина, итальянское «Соль» — Солнце, а без Соли и Солнца человек не живёт.
Божественные кристаллы можешь отмерять спичечными коробками и требовать за соляного бога золото, но и золото пасовало перед Солью.
Не знаю о ценах на базаре времён оккупации и сказать, чего стоил стакан соли и самосаду не могу. Кому ныне за восемьдесят, может, что и помнят, но восьмилетние не ходили, ценами не интересовались, и, естественно, ничего не знали о «курсах валют». Ныне найти приобретавшего самосад на базаре невозможно, курившие самосад столько не живут.
Неизвестно, что можно было приобрести за стакан нечистой соли, как и откуда бесценное химическое соединение металла натрия с газом хлором любой степени чистоты доставлялось оккупированным.
Мерником «сыпучих тел» оккупационного базара служил гранёный стакан с толстыми, несокрушимыми стенками. В сфере торговли существовали два стакана советского изготовления: тонкостенные стаканы и стаканы с толстыми стенками.
Народное название тонкостенного стакана «маленковский» по фамилии государственного деятеля, сбросившего цену на водку, но это после отгремевших залпов войны.
По внешним размерам стаканы были одинаковые, но внутренние объёмы у них, естественно, были разные. Торгующие граждане отмеряли сыпучие товары стаканами с толстыми стенками: цена за стакан товара была равна, как и в тонкостенном стакане, а количество отпускаемого товара было меньшим.
И в первом, и втором случае мера остаётся одинаковой — стакан.
Во все времена в мелочной торговле ценились толстостенные стаканы, и те, кто отмеряли продукцию тонкостенными стаканами, презирались «толстостенными».

— Откуда появлялась на базаре чёртова соль… пардон, божественный Хлористый Натрий?
— Соль выступала главным продуктом, но и другие предметы быта имели вес: мыло, спички, керосин, махорка.
— Самосад привозился в город, менялся на соль или наоборот?
— Какая разница, где и на что обменивалось? В любое время основа торговли — движение товаров, а куда — неважно. Самосад привозился из города в южном направлении, не через линию фронта на востоке, факт, а откуда появлялся драгоценный хлористый натрий, милая, дорогая и жизненно необходимая соль, остаётся невыясненным.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: